Фотограф Ранкин — о фальшивом постмодерне и мачизме

T

Фотограф Ранкин вряд ли нуждается в представлении: сооснователь Dazed & Confused и AnOther Magazine, автор восхитительных снимков, которые сформировали наше визуальное представление о 1990-х. По каким кадрам запомнится удивительный 2020-й, почему фотограф удалился из инстаграма и чего не хватает молодым талантам — об этом всем Ранкин рассказал стилисту и другу BURO. Ирине Дубиной.

В этом году вы запустили проект Rankin’s 2020: люди со всего мира присылали фотографии того, что их окружает. Можете рассказать о работах, которые вас особенно впечатлили?

Одна из моих любимых работ принадлежит фотографу-документалисту, который снимал протесты Black Lives Matter в Лондоне. Он снял совершенно выдающийся кадр: в толпе полицейских идет невероятно красивая темнокожая девушка, на ней белый топ и маска, она смотрит в камеру, а взгляды полицейских обращены в другую сторону. Когда вы смотрите на этот снимок, сразу понятно — он потрясающий. Еще одна запомнившаяся мне работа была представлена в категории «Красота» — это фото девушки с размазанным по всему лицу и зубам мейкапу. Все работы для Rankin’s 2020 можно посмотреть под хештегом #2020rankin — в инстаграме собрано более 13 000 публикаций: получилось что-то вроде летописи нашей жизни за последние шесть-семь месяцев.

Dazed & Confused, 1994

Что важно в фотографии лично для вас?

Фотография должна вызывать у меня некую эмоцию и заставлять задуматься. Все начинается с ощущений: работа может вызвать во мне любопытство или окутать теплом. Это все строится на физических ощущениях. Также по-настоящему великолепный кадр провоцирует умственную работу, когда ты спрашиваешь себя: «Что я вижу перед собой? Что хотел сказать автор? Каким был запечатленный момент? Что значит эта фотография? Как я воспринимаю заложенные в ней смыслы?». В работе должна присутствовать некая мысль — думаю, у всех великих фотографий есть это качество.

Бьйорк для Dazed, 1995 год

Судя по вашим интервью, вы скепти-чески относитесь к соцсетям. Почему?

Мне кажется, в них кроется причина многих социальных проблем нашего общества. Можно сказать, что сама суть соцсетей — разрушать то, что люди строили веками. Они словно открыли дорогу всему, что нас разобщает с точки зрения политики, расизма, религиозных или личностных различий. Есть отличное высказывание: «Если вы не платите за продукт — вы сами и есть продукт». Но мы не просто продукт, а подопытные кролики, и это приводит к большой проблеме — зависимости от гаджетов. Соцсети — одновременно зло и благо. Но при всем вышеперечисленном мне нравится, что теперь у всех есть телефоны с камерой, у людей появилась возможность показать себя. 

Dazed, 1997 год

Как раз хотела сказать, что при всей своей неоднозначности именно благодаря соцсетям многие таланты заявили о себе — и получили признание. Но выходит для вас соцсети все равно скорее зло, чем благо?

К сожалению, сейчас негативные моменты перевешивают. То, что строят все эти технические компании, способствует разобщению людей, а не объединению. Достаточно посмотреть вокруг себя, чтобы понять — это все по-настоящему. Нетрудно ответить на вопрос, почему Дональд Трамп стал президентом. Просто нужно знать, как Facebook таргетирует рекламу, собирая данные о вас или вашем партнере, которые затем могут быть использованы недобросовестно. Но что-то мне подсказывает, что, раз эти методы продолжают использоваться и их никто не запрещает, скорее всего, люди, придумавшие их, сами перешли на сторону зла. Конечно, в мире есть плохие люди, но есть и хорошие — молодые таланты, которые благодаря социальным сетям обрели голос.

В проекте Selfie Harm Ранкин хотел показать, как соцсети влияют на самооценку подростков. Он сделал портреты 14 подростков, а затем предложил им самостоятельно отретушировать получившиеся снимки для соцсетей — результаты перед вами. © Rankin

Вы наверняка смотрели документальный фильм «Социальная дилемма» на Netflix (картина режиссера Джеффа Орловски показывает социальные сети как главную угрозу для человечества. — Прим. BURO.)?

Да, смотрел. Но до этого я читал книги по этому вопросу, знаком с работами Тристана Харриса, очень хорошо разбираюсь в этой теме. На самом деле мы находимся в начале диджитал-революции, и она уже перевернула мир с ног на голову. Конечно, благодаря ей за последние пять лет произошло много хорошего, и я с надеждой смотрю в будущее. Нам просто нужно перезапустить некоторые процессы, и это уже происходит.

Хью Грант. © Rankin

Однажды вы сказали, что среди ваших собственных работ не так много тех, которыми вы по-настоящему гордитесь. Я часто слышу подобную фразу от своих друзей — фотографов и стилистов. Как вам кажется, почему творческим талантам зачастую трудно принять свои работы с любовью, гордиться ими?

Кейт Мосс в съемке Dazed, 1998 год

Дело в том, что я вижу в своих снимках все недочеты, недоработки, вижу, что я упустил. Я постоянно воспринимаю свои фотографии с позиции «от любви до ненависти» — сегодня я могу быть в восторге от своей работы, а через неделю она мне уже не нравится. Но для меня одна из главных творческих задач — всегда стараться превзойти самого себя, стать еще лучше. Это касается не только работы, но и личных аспектов, ведь мне важно постоянно развиваться. Есть одно замечательное высказывание, которое я часто слышу от фотографов: «Следующая работа станет твоим лучшим творением». Я с этим согласен и помню об этом перед каждой своей съемкой. 

Джуд Лоу. © Rankin

То есть самокритика для вас продуктивна? 

Такой подход помогает мне проще воспринимать критику со стороны, ведь я уже покритиковал себя сам. Мне не нужно пытаться удивить аудиторию, критиков или журналистов — я снимаю прежде всего для себя, и так было почти всегда. Любое нелестное слово, сказанное в мою сторону, не имеет такого уж разрушительного эффекта, потому что я и так все про себя знаю. Я постоянно анализирую и обдумываю свои работы, смотрю на них под разными углами. И я не боюсь провала, потому что любой негативный опыт, который у меня был, многому научил меня. Мне кажется, вообще нет такого понятия, как провал.

Раньше я переживал, сравнивая себя с другими фотографами. Я обожаю фотографию и коллекционирую работы других мастеров, их книги. Одно время мне казалось, что я должен с ними соревноваться, но потом я понял: фотография — никакое не соревнование, и единственный, кого тебе нужно превзойти, — это ты сам. Только осознав это, ты начинаешь делать то, что тебе действительно нравится.

Автопортрет Ранкина,

1988 год

Автопортрет Ранкина для проекта Say it with a Shave для Braun

Продолжая тему самовыражения, хочется упомянуть проект «Say It With A Shave», который вы сделали для Braun. Как, на ваш взгляд, он поможет изменить наше представление о маскулинности?

Долгое время мужчин и женщин расценивали как две противоположности, но на самом деле все сложнее. Если говорить о самовыражении, мне кажется, идея мачизма устарела. Возможно, в России и некоторых регионах Британии она до сих пор превалирует, но для молодых людей это больше не актуально — произошел культурологический сдвиг. Во многом чрезмерная маскулинность — это некая форма защиты, нежелание показать, какой ты на самом деле. Но способность показать свои настоящие чувства не делает тебя слабым или жалким — напротив, ты становишься сильнее и увереннее в себе. Не подумайте, что я просто принял эти идеи на веру, я много читал по этой теме. Люди — очень эгоцентричные создания, и думаю, чем больше мы будем смотреть на вещи с разных точек зрения, тем лучше. Мир изменился.

Кейт Мосс для Allure, 1999 год

Вы начали говорить о молодых людях — вам вообще нравится молодежь?

Вы начали говорить о молодых людях — вам вообще нравится молодежь?

Да, я понимаю этих ребят — помню себя двадцатилетнего. Делая журнал Dazed & Confused, мы тоже пытались менять конвенциональные представления о моде, красоте и культуре. Я знаю, откуда в них это желание. Единственное критическое замечание, которое у меня есть, заключается в том, что, на мой взгляд, им немного не хватает знаний. Мне бы хотелось, чтобы молодые люди больше разбирались в истории фотографии, потому что сам обожаю все это. Когда я говорю о каких-то фильмах или фотографах, молодежь из моего окружения не всегда понимает, о чем речь, — меня это немного расстраивает. Мне кажется, если ты хочешь развиваться в какой-либо творческой сфере, сперва нужно как следует ее изучить, ведь это помогает найти свой собственный путь. Не делая этого, вы упускаете огромный этап развития. Я всегда говорю своим ребятам: постарайтесь узнать и найти как можно больше информации, углубиться в историю. Часто люди просто ищут что-то в Google и копируют понравившуюся картинку, не зная, что за ней стоит, не понимая контекста. Меня расстраивает, когда я вижу, что фотограф вроде Тайлера Шилдса просто копирует чужую работу. В такие моменты я думаю: «Чувак, любой, кто разбирается в фотографии, понимает, что ты делаешь». Это не постмодерн. Стивен Мейзел, Мерт и Маркус — вот это постмодерн. Они берут старые фотографии и адаптируют их под современность, заимствуя приемы из разных стилей. Они их переосмысливают. Между профессионалами и любителями есть одно существенное различие — даже вдохновляясь другими фотографами, профессионал всегда привнесет в работу нечто свое.

Да, я понимаю этих ребят — помню себя двадцатилетнего. Делая журнал Dazed & Confused, мы тоже пытались менять конвенциональные представления о моде, красоте и культуре. Я знаю, откуда в них это желание. Единственное критическое замечание, которое у меня есть, заключается в том, что, на мой взгляд, им немного не хватает знаний. Мне бы хотелось, чтобы молодые люди больше разбирались в истории фотографии, потому что сам обожаю все это. Когда я говорю о каких-то фильмах или фотографах, молодежь из моего окружения не всегда понимает, о чем речь, — меня это немного расстраивает. Мне кажется, если ты хочешь развиваться в какой-либо творческой сфере, сперва нужно как следует ее изучить, ведь это помогает найти свой собственный путь. Не делая этого, вы упускаете огромный этап развития. Я всегда говорю своим ребятам: постарайтесь узнать и найти как можно больше информации, углубиться в историю. Часто люди просто ищут что-то в Google и копируют понравившуюся картинку, не зная, что за ней стоит, не понимая контекста. Меня расстраивает, когда я вижу, что фотограф вроде Тайлера Шилдса просто копирует чужую работу. В такие моменты я думаю: «Чувак, любой, кто разбирается в фотографии, понимает, что ты делаешь». Это не постмодерн. Стивен Мейзел, Мерт и Маркус — вот это постмодерн. Они берут старые фотографии и адаптируют их под современность, заимствуя приемы из разных стилей. Они их переосмысливают. Между профессионалами и любителями есть одно существенное различие — даже вдохновляясь другими фотографами, профессионал всегда привнесет в работу нечто свое.

Есть среди молодых фотографов те, за кем вы следите и чьи работы вам действительно нравятся?

Мне нравятся многие фотографы, например, обожаю Надю Ли Коэн. Я фолловлю кучу блогов, слежу за фоторедактором итальянского Vogue — она всегда показывает классных свежих ребят. Я всегда нахожусь в поиске, но при этом мне кажется, люди слишком зациклились на идее поиска чего-то нового, хотя в мире полно великих «старых» фотографов, которые продолжают делать отличные съемки. Места хватит всем.

Какой из недавно просмотренных вами фильмов понравился вам больше всего?

Пожалуй, один из лучших — документальный сериал про здоровье «Unwell» на Netflix, он показался мне просто фантастическим. И, конечно, фильм, о котором сейчас говорят буквально все — «Мой учитель-осьминог», тоже документальный. Для меня это выдающаяся работа: я вегетарианец и верю в то, что люди должны задуматься о своем отношении к животным.

Во время подготовки к интервью я узнала, что вы хотели стать вегетарианцем в 16 лет, но отец вам не разрешил — в итоге вы перестали есть мясо, когда вам было 22.

Да, став вегетарианцем, я познакомился со своей уже бывшей женой, и она постоянно твердила мне, как это плохо для здоровья. Любопытно, что при этом она нутрициолог. Когда я был ребенком, в нашей семье всегда были собаки, а теперь у меня самого четыре пса, и я не могу представить, каково это — причинить вред животному. Не подумайте, что я какой-то хиппи, просто мне кажется, что людям не обязательно есть животных.

© Rankin

Почему, на ваш взгляд, важно оставаться креативным даже в непростые времена?

Креативность помогает людям сохранять баланс. Этим утром, например, я написал довольно глубокий текст — для меня это такой способ структурировать свои идеи и отследить перепады настроения. А еще переварить то, что происходит у меня в голове, кто я и люди вокруг и так далее.

false7671300falsetruetrue{«width»:1000,»column_width»:60,»columns_n»:12,»gutter»:25,»line»:25}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru

Leave a Comment