T
На Неделе высокой моды в Париже Питер Мюлье показал свою первую коллекцию для Alaïa. Фэшн-журналист Алена Исаева рассуждает, удачным ли получился альянс правой руки Рафа Симонса и камерного парижского дома. 

Показ Alaïa на Неделе высокой моды в Париже стал знаковым по нескольким причинам. В практически семейном доме Azzedine Alaïa впервые появился человек со стороны. Для самого Питера Мюлье, который больше пятнадцати лет был правой рукой Рафа Симонса и уже серьезно задумывался о том, чтобы закончить свою карьеру в моде, коллекция Alaïa стала первой самостоятельной работой. 

Бельгиец Питер Мюлье получил архитектурное образование и в 2002 году пришел стажером к Рафу Симонсу. С тех пор Мюлье сопровождал Симонса везде — и в Jil Sander, и в Dior, и в Calvin Klein. Их пути разошлись только в 2018 году. Через пару лет Раф Симонс вернулся в Prada, с которой когда-то начинал, а Питер Мюлье, уставший от американского маркетинга и засилья спортивной моды с бесконечными кроссовками и худи, отказывался от заманчивых предложений больших брендов. Пока на горизонте не появился Alaïa — камерный парижский дом с безупречной репутацией, особыми традициями: достаточно консервативными, чтобы не гнаться за хайпом, и достаточно прогрессивными, чтобы не потерять связь с духом времени.

Перед новым креативным директором стоит на первый взгляд простая задача — следовать десятилетиями сложившейся ДНК Alaïa, где красота естественных женских форм на первом месте, а модные тренды где-то на десятом, тем более что момент для подобной эстетики как нельзя более подходящий подходящий: почти двухлетняя изоляция всех и вся привела к тому, что естественные формы человеческого тела стали восприниматься нами как нечто недосягаемое и утерянное, а потому свежее и желанное. Надо сказать, что Алайя был одним из тех немногих дизайнеров, который стремился в такой «сиюминутной» истории, как мода, найти какие-то константы, удержать вечную красоту, неподвластную времени — этим вечным для него всегда оказывалось женское тело.

Alaia, коллекция весна-лето 2021

Alaia, коллекция осень-зима 1991

Облегающие платья из плотного трикотажа, широкие пояса-корсеты, легинсы, идеальные белые рубашки, капюшоны-накидки в восточном духе (Аззедин родился в Тунисе) леопардовые принты, металлические заклепки и даже северо-африканская бахрома — в коллекции Питера Мюлье мы находим все знаковые элементы стиля Alaïa. Сам дизайнер говорит о своих целях так: «Я хочу передать коды Alaïa новому поколению, создать альтернативу спортивному стилю. Мне совершенно не хочется делать кроссовки, худи и все такое». 

Еще одна важная тема, о которой размышлял дизайнер, приступая к работе в Alaia, — это «сексуальность»: «Здесь не любят этого слова, — говорит он, — но для меня оно важно, потому что для меня Alaia — единственный в мире дом, которому удавалось делать сексуальность без вульгарности. Такой работы с красотой тела я не видел больше нигде». И надо сказать, что этот «скульптурный» подход к женскому телу очень близок к тому, что проповедовал и Раф Симонс, где бы он ни работал, и что так легко дается «архитектору» Питеру Мюлье. Но при всем внимании и уважении к традиционным приемам, заложенным Аззедином Алайей, Питер Мюлье не мог не внести в коллекцию «своего» — так в ней появились «зеркальные» фактуры, объемные пальто и капоры. Вызовут ли эти две волны резонанс, выльются ли они в нечто новое, станет ли Alaïa такой же иконой для нового поколения, какой был для двух предыдущих, покажет время. А пока дизайнер действует по принципу «Не навреди».
false7671300falsetruetrue[object Object]{«width»:1000,»column_width»:60,»columns_n»:12,»gutter»:25,»line»:20}{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: Helvetica; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 24px;}»}

Источник: buro247.ru