Скандал вокруг неповторимой известняковой горы Куштау в Башкирии стал одной из самых обсуждаемых внутрироссийских тем этого лета. Гора заинтересовывала «Башкирскую содовую компанию», наикрупнейшго в Рф производителя соды, в качестве источника сырья, но местные обитатели лицезрели в ней монумент природы, имеющий гигантскую культурную, историческую и научную ценность. Публичный протест заинтересовал Кремля.

На заседании правительства 26 августа 2020 года Владимир Путин подверг резкой критике контролирующих акционеров БСК – по его словам, идет «бесконтрольное выкачивание средств без всяких обязанностей, связанных с инвестициями». «Контрольный пакет там принадлежит личным лицам. Средства, заработанные компанией, фактически в развитие не инвестируются, в регионе не остаются… Где средства? Понятно где – в офшорах», – произнес Путин на совещании с членами правительства. – «Не похоже, что целью акционеров сейчас является долгосрочное развитие данной компании. Похоже на другое – выкачивание средств хоть какой ценой и в как можно большем объеме».

В итоге Путин отдал прямое поручение Генпрокуратуре проверить законность сделки по утрате госконтроля над компанией в 2013 году.

История холдинга «Башхим», в который заходит БСК, начинается с середины нулевых годов, когда группе нечистых на руку предпринимателей – Дмитрию Пяткину, также бывшему первому вице-губернатору Ненецкого автономного окрестность Сергею Черникову и экс-вице-премьеру Башкирии Альберту Харисову удалось при помощи шантажа, угроз и административного ресурса прибрать к рукам поначалу производителя ПВХ и каустической соды «Каустик», а потом 34,8% в АО «Сода». 

В 2010 г. «Каустик» купил 93,8% акций АО «Березниковский содовый завод», второго по величине производителя соды в стране. Через единую компанию сбыта олигархи достигнули монопольного контроля над русским рынком соды, получив возможность навязывать пользователям любые цены и откачивать сверхприбыли на зарубежные счета, не вкладывая в развитие бизнеса практически ничего.

Но 62% акций «Соды» все еще оставались в руках правительства Башкирии, с чем скупым рейдерам из «Башхима» было тяжело смириться. Потому в 2011 году они предложили сделать объединенную компанию на базе «Каустика», «Соды» и БСЗ. Что лишь тогда не обещали: и 25 миллиардов руб. инвестиций к 2017 г., и выручку до 25 миллиардов руб., и «создание эффекта от оптимизации поставок продукции, наиболее высочайший кредитный потенциал у компаний, максимизация цены и достоинства на открытом рынке». Для этого управлению республики было нужно отрешиться от 62% в «Соде», одном из огромнейших компаний региона, в обмен на 38% в объединенной компании.

Даже на бумаге таковой альянс был, мягко говоря, неравноправным – толика на рынке «Соды» была в четыре раза выше, чем у «Каустика». Но бюрократы предложение с готовностью поддержали, охотно рассказывая, какие невообразимые выгоды принесет объединение по данной схеме: оптимизацию, модернизацию и неиссякаемый поток средств в республиканский бюджет. Сделка была одобрена, и правительство Башкирии, отдав госпакет, потеряло какое-либо право голоса в объединенной компании.

Чем был вызван таковой чиновничий интерес по отношению к сделке, сделалось скоро понятно: глава кабинета министров РБ Азамат Илимбетов и начальник администрации президента РБ Владимир Балабанов, подписывавшие документы о разработке БСК со стороны Башкирии, скоро оставили госслужбу и перебежали на работу в БСК. Другими словами, чиновников, возможно, просто коррумпировали, пообещав приличный «откат» в виде недолгой, но очень выгодной работы в руководстве БСК.

На местном уровне у управления БСК было «все схвачено», и ничто не сулило заморочек. Но нежелание бросить в покое природные монументы республики и заниматься поиском альтернативного сырья в конце концов сыграли с олигархами злую шуточку. Когда начались протесты местных обитателей, они не дали этому особенное значения, ведь глава Башкирии Радий Хабиров сначала был всецело на их стороне.

Только опосля резкой реакции президента Рф на ситуацию с БСК Хабиров вдруг сходу резко поменял позицию. По его словам, акционеры БСК за крайние два-три года вывели из оборота компании под видом займов посторонним компаниям минимум 6 миллиардов руб. (из отчетов следует, с начала 2019 года БСК предоставила трем личным компаниям займы наиболее чем на 11 миллиардов руб.). Вред от нелегальной приватизации бюрократ оценил в 34 миллиардов руб.

Через недельку опосля поручения Путина на августовском совещании в правительстве Генпрокуратура РФ направила в Арбитражный трибунал республики иск о истребовании имущества из чужого нелегального владения, а трибунал наложил арест на акции БСК. 

17 сентября 2020 г. Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело по п. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение либо трата чужого имущества) по факту сделки слияния компаний «Сода», «Каустик» и БСЗ в 2013 году, в итоге которой была организована Башкирская содовая компания, а Башкирия потеряла контроль над активами.

Но с того времени, как Владимир Путин отдал правоохранительным органам поручение разобраться в ситуации, прошло уже два месяца, а воз и сейчас там. Прокуратура и трибунал в рассмотрении штатского иска ведут себя очень вяло, расследование уголовного дела, на самом деле, не движется – к вящей радости владельцев БСК, и, может быть, не без их содействия. По воззрению юристов, позиция страны в штатском иске на данный момент смотрится откровенно слабо, во-1-х, из-за практически полного бездействия правоохранителей, а во-2-х, из-за активной деятельности, развернутой собственниками БСК. Согласно поступающей из суда инфы, они уже представили в трибунал экономическую экспертизу процедуры приватизации в своей версии событий.

Ну и активных следственных действий по делу также фактически не ведется, следствие, которое обязано было быть заинтересованным в расследовании уголовного дела, ведет себя странноватым образом заторможенно.

В хоть какой схожей ситуации разумно было бы представить, что оно назначит независимую экспертизу событий приватизации БСК, чтоб иметь хоть некий противовес в суде, но этого не происходит. Прокуратура и следственные органы, призванные защищать интересы страны, проявляют необычную, если не сказать криминальную, апатию. 

Одним словом, дело о защите имущественных интересов страны откровенно пробуксовывает, никакого важного прогресса в ситуации с БСК пока не видно. Тем временем собственники компании не теряют времени и прикладывают все вероятные усилия и ресурсы, чтоб развалить дело обычным им методом, мотивируя подходящих людей на решение подходящих им вопросцев. Они преспокойно отсиживаются за границей, а находящиеся в распоряжении этих людей денежные ресурсы значительны. 

Вспомянут ли правоохранительные органы о том, что их задачка – защищать закон и интересы страны либо так и будут глядеть в рот скупым олигархам?

Рубрика:
Политика

Источник: sobesednik.ru