Сейчас актеру остается возлагать на УДО либо помилование.

О том, что Мише Ефремову смягчили приговор чисто символически (с 8 лет до 7,5), гласили не так много по сопоставлению с тем, что творилось с комментаторами опосля решения суда первой инстанции. Когда в четверг молотком ударили в Мосгорсуде, все остались при собственных: «жаждущие экзекуции» удовлетворены, а сторонники Михал Олегыча как и раньше убеждены, что это месть за «Гражданина поэта».

На процессе смешалось всё. Огромные способности для богатых людей «отмазаться» смешались с необходимостью устроить показательный трибунал.

Основное, что смогли обосновать юристы по этому делу: что зарабатывать головой и квалификацией выходит ужаснее, чем шоу и хайпом. Усиление в стране ответственности за смертельные ДТП привело к тому, что почти все стали тыкать в судебную практику прошедших лет и созодать выводы, что актера нахально засудили (дескать, «восьмерку» дают очень изредка), путая при всем этом пункты статьи УК и запамятывая все отягчающие происшествия, включая то, что накуролесил Эльман Пашаев.

В пылу споров и страстей доходило до спиртных каминг-аутов: к примеру, Миша Козырев вопрошал оппонентов: «Никогда не садились за руль бухие?»

Дело Ефремова показало весь спектр способностей персональной опции системы «Собственный/чужой». Миша Олегович – не только лишь возлюбленный актер, да и красивый собеседник и собутыльник. Может быть, наилучший. И весьма почти все из его окружения во время процесса стояли перед суровым внутренним выбором. Что есть справедливость? Глобальна она либо локальна? Беспристрастна либо лична? Закулисье процесса над Ефремовым, происходившее в разумах и душах, – красивый сюжет для глубочайшего общественного кино.

А была к тому же магия. В денек рассмотрения апелляции мне довелось пообщаться с Иваном Охлобыстиным – близким другом и кумом Миши, но при всем этом человеком из лагеря, обратного либеральному. Иван Иванович сказал, что намедни ДТП написал для Ефремова пьесу «Пар», пронизанную «чувством приближающейся катастрофы». Но на звонки друга с какого-то момента отвечать закончил. Как и Гарик Сукачев. Скоро опосля этого случилось то, что случилось… 

А за «Гражданина поэта» Ефремову, может быть, и мстили. Но навряд ли трибунал. Быстрее федеральные каналы, и быстрее делалось это все-же ради рейтинга. Если б Мосгорсуд принял решение, позволяющее выйти на свободу прямо опосля заседания (а этого добивались новейшие юристы актера), волна поднялась бы с новейшей силой. Ефремова сравнили бы с блатными бюрократами, не раз уходившими от ответственности опосля ДТП, а Мосгорсуд заподозрили бы в нечистоплотности. И могли быть, в общем-то, правы.

На преждевременное освобождение либо помилование актера охото все-же возлагать. По последней мере мы буквально заслужили опять узреть Ефремова на дисплее и на сцене. Но расклад таковой, что, не искупив вину, он навряд ли сумеет возвратиться к россиянам с уверенностью, что они его не только лишь усвоют и простят, да и опять полюбят.

Тема:
Миша Ефремов

Теги:
#Знаменитости #Эльман Пашаев #анонсы звезд

Рубрика:
Культура и ТВ

Источник: sobesednik.ru