Это огромное интервью с экс-президентом Польши – знаменитым Лехом Валенсой – вышло из малеханького вопросца нашего издания к нему как к лауреату Нобелевской премии мира 1983 года: в преддверии вручения данной престижной заслуги 9 октября 2020 года мы попросили его высказать свое мировоззрение о тех, кого в сентябре выдвигали на будущий год – Алексея Навального, Владимира Путина и Дональда Трампа.

    1943 – родился 23 сентября в селе Попово, Польша
    1980 – сделал 1-ый в Восточной Европе независящий профсоюз – «Солидарность»
    1983 – получил Нобелевскую премию мира
    1990–1995 – был президентом Польши
    2006 – объявил о намерении возвратиться в политику и сделать новейшую партию

Лех Валенса, нужно признать, от оценок персон уклонился. Но о собственном видении обстоятельств ситуации в Белоруссии, Киргизии, Нагорном Карабахе сказал.

Граждане голосуют за популистов

Премию мира в этом году получила Глобальная продовольственная программка ООН. Неуж-то не осталось достойных людей, что ее пришлось присуждать организации? Что вы думаете о выдвинутых не так давно Алексее Навальном, Владимире Путине и Дональде Трампе? На ваш взор, достоин ли кто-то из их таковой заслуги?

– Как видите, я люблю гласить без околичностей, а на этот вопросец мне тяжело ответить. Дело в том, что в свое время моя борьба была чуть-чуть иной – я боролся с системой. А сейчас борются с личностями. Цели борьбы различные. Это совершенно иная философия борьбы, и потому мне тяжело оценить вклад этих людей.

Вы считаете, что они борются конкретно с людьми? И никто из их – ни Трамп, ни Путин, ни Навальный – не может претендовать на то, что так либо по другому меняет мир?

– Нужно уметь отлично читать требования времени.

Когда мы пришли в политику, мир был разбит на блоки, разрезан границами… Награда нашего поколения в том, что мы устранили границы в Европе. Это было нужно, так как экономике сделалось тесновато в узеньких государственных рамках. И чтоб нормально работали новейшие технологии, необходимо было устранить эти границы.

Смотрите, ведь необходимость выстроить меж странами строгие границы в свое время так же была обоснована развитием технологий: изобрели, грубо говоря, велик, и прибыльнее было держать изобретение в тайне от соперников. Но уже в конце ХХ века эти разделы стали мешать развитию технологий. И наше поколение устранило их.

С иной стороны, сейчас нужно подразумевать: у всякого страны есть собственные планы относительно новейших технологий – какие конкретно и как развивать, какие создавать. И как тут выстроить что-то огромное, общее?

В общем, сейчас уже нужно ставить вопросец о том, каким должен быть фундамент новейшей эры.

И сейчас есть несколько предложений. Одни молвят: строить мир нужно на принципах свободы рынка, слова и верховенства закона. Остальные убеждены: самое основное – это достоинство (у всякого народа и всякого человека на планетке), рынок и уж позже законы.

Но, когда мы придем к общему видению, каким должен быть мир, когда согласуем все составляющие его общего фундамента, тогда нужно будет задаться вопросцем: какую же экономическую систему выбрать?

Наверняка, это не будет коммунистическая система – она нигде в мире себя не оправдала. И наверняка, не капитализм – по последней мере в том его виде, в котором он существует сейчас. Ранее капитализм был комфортен, поэтому что любая страна внедряла его у себя по-своему. Бытовало даже такое выражение: «крысы грызутся меж собой»…

Мое мировоззрение: вольный рынок должен остаться, а другие характеристики мировой экономики политики должны согласовывать меж собой.

Но сейчас политики не могут условиться даже по наиболее обычным вопросцам…

– Это последующий глобальный вопросец: как мы должны биться с популизмом, демагогией и мошенничеством политиков. Ни одному народу мира не нравится таковая ситуация, люди требуют, чтоб власти занялись решением этих вопросцев.

Ведь граждане голосуют за популистов конкретно поэтому, что те молвят: мы будем поменять мир. Но современные политики не успели осмыслить все те конфигурации, которые произошли в мире. И выходит, что, давая нам обещания, они всего только занимаются демагогией. Заместо того чтоб попробовать решить насущные трудности, которые я перечислил.

От Варшавы до Москвы поближе, чем до Вашингтона

Мне кажется, вы на данный момент намекнули и на результаты президентских выборов в Польше. Как писали польские СМИ, электорат победившего с маленьким перевесом Анджея Дуды – средний крестьянин лет 60, для которого важны условия жизни. Электорат его противника – мэра Варшавы Рафала Тшасковского – молодежь из больших городов, которая на 1-ое пространство посреди ценностей ставит демократию и свободу. Как вы оцениваете результаты выборов в Польше и как это может сказаться на российско-польских отношениях?

– Я весьма сожалею, что наши народы не употребляют тот положительный опыт прошедшего, который уже есть во отношениях наших государств. То, что уже наработано, сейчас во внимание не принимается. Меж тем история наших отношений – это большая школа жизни, в том числе и для остальных стран. Как досадно бы это не звучало, сейчас мы не опираемся на прошедшее, оно нам не помогает.

Но ведь пан Бог сделал так, что мы соседи. Так давайте стараться, чтоб наши дела были добрососедскими. Ни Польшу, ни Россию мы не перенесем в другое пространство планетки. Так давайте в конце концов признаем это соседство и начнем друг дружку уважать.

Постоянно от Варшавы до Москвы было поближе, чем до Вашингтона.

Так, если помните, именовалось наше с вами интервью в феврале. Но сейчас в Польше старенькый новейший президент. Анджей Дуда как и раньше не готов к диалогу с Россией?

– Когда я был президентом, мы старались создать как можно больше, чтоб сделать лучше наши дела с Россией. Думаю, вообщем, что мы могли бы создать больше.

Сейчас же люди из власти считают, что они лучше нас и все сделают лучше нас. Но мы лицезреем, что правительства всего мира не могут решить трудности отношений.

Кабинет Дуды строит свою политику отношений с Россией на тех моментах, где были ссоры. Это нехороший подход. Такую теорию нужно как можно резвее поменять. И у нас, и у Рф, повторю, есть большенный опыт совместной жизни. Нужно быстрее закрыть темную страничку, подвести итоги и сделать дела. Настало время создать это.

Сейчас же, как досадно бы это не звучало, выходит так: вы – на нас, мы – на вас, а третьи на этом зарабатывают.

За кого дал собственный глас в августе на выборах президента Польши, Валенса не гласит

Наша родина не союзник, а источник питания?

Не так давно вы встречались с белорусскими студентами, которые оппозиционно настроены к президенту Лукашенко. У вас есть видение того, что происходит там? Кто прав, кто повинет?

– Неувязка в том, что эра согласований, чтоб решить – кому забрать местность, а кому отодвинуть границу, – завершилась…

Это вы скажите жителям Нагорного Карабаха.

– До конца ХХ века еще велись войны за землю. Но это уже в прошедшем. Тогда это было принципиально – люди работали на земле, чтоб заработать на жизнь, поесть и отдохнуть. Но если в жизни народа были лишь такие цели (поесть, поработать, отдохнуть), то такие народы теряли самостоятельность.

ХХI век – век, когда властвует ум человека, возникли уже совершенно остальные технологии. Поменялись и дела меж странами. Я бы произнес, что они носят такой купеческий нрав. Возник глобальный мировой пользователь, но на 1-ый план выходят совершенно остальные «торговцы» – те люди, которые дают нам работу, возможность развиваться и жить…

    «Может стать началом третьей мировой»: чем завершится ненависть армян и азербайджанцев

Как все это относится к Белоруссии?

– Сейчас вражда не оплачивается. Допустим, вы производите «Москвичи». А я их покупаю. Сейчас нужно открывать границы, развиваться в этом направлении…

Так что все-таки все-же вы думаете про ситуацию в Белоруссии?

– Думаю, что власть там действует, исходя из старенькых стереотипов. Меж тем нужно вводить свободу, а не ограничивать ее – и в Белоруссии, и на Украине. Поглядите на Польшу, сравните, как она смотрелась до того, как в ней начались демократические конфигурации, и как она смотрится на данный момент. Свобода развивает.

Но вы сами гласили Тихановской, что люди, которые протестуют там, неспособны управлять государством. И ваш совет ей был таковым: не очень рассчитывать на Запад и не спешить отворачиваться от Рф, которая много помогает Белоруссии, ну и совершенно тесновато связана с ней экономически… Не видите здесь противоречия?

– Нет. Поэтому что нужно, чтоб государством управляла демократия, а к этому нужно приготовиться. Белоруссия обязана осознать: отличные добрососедские дела с Россией – это возможность отлично развиваться. Наша родина большущая страна, она ведь имеет в собственных недрах всю таблицу Менделеева. У Рф большие способности.

Но все это обязано развиваться в системе свободомыслия. Нужно снять все цепи, которые ограничивают развитие. Естественно, я считаю, что при всем этом порядок должен быть. Соблюдение законов, Конституции…

    Супруга, мама, практически президент: кто таковая Светлана Тихановская и почему ей веруют белорусы

Ваши советы смотрятся циничными – пока Наша родина снабжает Белоруссию газом и нефтью, нужно сиим воспользоваться, не отрешаться от сотрудничества, по другому возникнет нехорошая ситуация… Выходит, вы рассматриваете Россию не как союзника, как источник питания…

– Не устаю повторять: я когда-то боролся с системой, с коммунизмом, не с Россией. Некогда я боролся за то, чтоб поменялось отношение к Польше. И сейчас у меня еще больше друзей, чем когда-либо.

Сейчас и в Белоруссии, и в Рф нужно сделать систему, и когда это случится, то и дела у всех будут миролюбивыми. Когда есть верная система, то и благосостояние народа еще выше, и с соседями начинается реальная дружба. А ранее этого не позволяла система.

Измените систему отношений меж Белоруссией и Россией – тогда и у вас будут истинные друзья, а не такие, что лишь и ожидают, когда вы подвернете ногу.

Как закончить идти в сторону войн

Сейчас жарко не только лишь в Белоруссии. На деньках подобная ситуация проявилась в Киргизии. И уж совершенно жарко в Нагорном Карабахе… Почему, на ваш взор, конкретно на данный момент все это вдруг прорвалось?

– В прошлой эре развитие государств было неравномерным, потому возникло много недовольства, злобы у неких народов. Сейчас принципиальным стал вопросец: как выйти из этого, как закончить решать трудности при помощи войн?

Некие политики до сего времени пользуются старенькыми понятиями, решая трудности орудием.

Но поведение людей и власти – это два сообщающихся сосуда, заполненных водой. Если все расслабленно, если все на этом же уровне, то и вода в сосудах размеренная. Если же власть давит, то из второго (народного) кувшина вода безизбежно выплеснется.

Вот что на данный момент происходит в США? Сносят монументы. Еще 20 годов назад я предупреждал, что ситуация может обернуться конкретно таковым образом. Либо вот Мексика. Приезжает туда кто-то из иной страны, лицезреет монумент и гласит: он у вас герой, а у нас он рабство ввел, нужно убить памятник… И как здесь быть? Для одних государств человек – герой, для остальных – позор. Но ведь мы же должны убрать все границы, так как новейшие технологии не помещаются в рамках 1-го страны… Вопросец тяжелый. Потому я и утверждаю: мы живем в эру слова, дискуссии.

    «Политический выкидыш»: Аркадий Дубнов оценил революцию в Киргизии

В Белоруссии и Киргизии на данный момент не до памятников – там идет битва за демократию (по последней мере в осознании тех, кто митингует), а в Карабахе и совсем реальный военный конфликт. По вашей теории выходит, что поиск решения глобальных заморочек населения земли провоцирует социальные взрывы?

– Это лишь обосновывает мои слова: в ситуации, когда нет обычного развития, политики, чтоб решить какие-то трудности, идут по пути эскалации войны.

Я ставлю вопросец по-другому: сколько мы еще набьем для себя шишек, сколько еще прольется крови, чтоб население земли вышло в конце концов на нормальную дорогу развития? Сколько нам все это будет стоить и сколько времени пройдет, пока мы эту дорогу найдем?

Вот я о чем думаю: какой ценой нам это все обойдется?

Было время, когда практически любые 20 лет кое-где была война. Но вот уже 100 лет, как в Европе мир…

А Югославия, где кровь лилась рекой еще 20 годов назад? Разве это не Европа?

– Вы правы. Но направьте внимание, какая большая часть Европы уже не ведет войну. Мой отец умер на войне. И если б у меня сейчас была возможность с ним побеседовать, я бы ему произнес: «Знаешь, отец, меж Польшей и Германией сейчас нет границы, там на данный момент не стоят бойцы». Я не успел бы это договорить, как он бы погиб от разрыва сердца. Либо отколотил бы меня за такие слова, приговаривая: «Вы верите германцам?»

Но мы, наше поколение, сделали это. Сейчас в Европе единая валюта, и любой, у кого есть отменная профессия, может отыскать работу в иной стране. Ах так много сделало наше поколение.

Сейчас мы подошли к стенке, согласен. Конкретно потому сейчас нам нужно мыслить: какой фундамент заложить под новое стройку? Какой будет, повторю, финансовая система новейшего мира? Если мы не решим эти вопросцы, начнется большой кавардак. Таковая дискуссия обязана быть и в Рф.

Что вы называете кавардаком? Войны?

– Мы находимся в центре 2-ух эпох: прошедшая уходит, иная еще не появилась, она еще лишь нарождается – эра ума, инфы и глобализации.

Мне кажется, как я уже произнес, на данный момент идет эра слова, дискуссии – о том, как будет наш мир смотреться завтра. Так давайте ускорим эту дискуссию, чтоб уже сейчас решить трудности грядущего. Для меня на данный момент основной вопросец: успеем ли мы это создать? Управится ли население земли с сиим заданием либо мы просто уничтожим всю жизнь на земле? Мне понятно, что на нашей планетке было уже четыре такие ситуации, как сейчас.

Что вы имеете в виду?

– Некие специалисты обосновывают, приводя неоспоримые резоны, что на земном шаре уже четыре раза был таковой кавардак, какой мы смотрим сейчас. И в итоге жизнь может уйти, мы ее уничтожим. И нам пришлют новейших Адама и Еву, чтоб она началась поначалу…

Фото из кабинета Валенсы во время нашего интервью

* * *

Рубрика:
Политика

Источник: sobesednik.ru