Меж родными брата писателя Эдуарда Успенского и медиками санатория «Дорохово» разразился скандал. Отпрыск и невестка покойного подозревают, что врачи «залечили его до погибели». 

Юрий Николаевич Успенский, брат известного писателя Эдуарда Успенского, был кремирован сейчас, 26 октября, в Хованском крематории. Отпрыск покойного Алексей и невестка Марина считают, что в катастрофы виноваты врачи санатория «Дорохово», где Юрий Николаевич отдыхал перед гибелью. Как сделалось понятно Sobesednik.ru, близкие покойного требуют провести проверку в этом целебном заведении и выявить виноватых в криминальной халатности, из-за которой, может быть, и умер их родственник. Чтоб никто из отдыхающих больше не пострадал. 

«Меня заморозили в санатории. Я побывал в преисподней» 

По словам Алексея и Марины, Юрий Успенский отправился в санаторий «Дорохово», который находится в Рузском районе Подмосковья, 5 октября. Это была его 3-я поездка в лечебницу. Она же оказалась крайней. Возвратиться брат покойного писателя был должен 22- го октября, его отпрыск Алексей даже брал на работе выходные деньки к возвращению отца, чтоб достойно его повстречать. 

Но Юрий Николаевич оказался дома на четыре денька ранее запланированной даты, и его состояние ошеломило близких. 

Успенский был совершенно не тем крепышом, каким уезжал на отдых. Перед отпрыском и невесткой стоял трясущийся от температуры нездоровой, который не осознавал, куда он попал. Мужик, даже не разувшись, хотя ранее постоянно соблюдал чистоту и снимал обувь при входе, прошел в квартиру и попросил пищи и жаркого чая без сахара. 

– И здесь… он начал говорить с неведомыми людьми, которых в квартире не было, – вспоминает Марина. – Я покормила папу, отдала ему жаропонижающее. Он испил две чашечки чая. Позже я постелила ему чистую кровать и одела ему на ноги тёплые носки. 

«Меня заморозили в санатории, – произнес совсем сломленный Юрий Николаевич. – Я побывал в преисподней…» 

Невестка Успенского поведала ужасающие подробности о его состоянии перед гибелью: «Очевидный безбожник, он начал молиться. «Господи, Королева небесная, – повторял он. – Галочка моя, скоро я с тобой встречусь». 

– Так Юрий Николаевич обращался к собственной супруге, которая ушла из жизни девять годов назад, тоже в октябре, 28 числа, – объясняет невестка. 

«Ваш папа сам до дома не доедет. Нужна помощь» 

– Марина, поведайте, пожалуйста, как всё было. Вы общались с Юрием Николаевичем, пока он находился в «Дорохово»? 

– К огорчению, нет. 5 октября Лёша проводил отца на электричку, далее с вокзала группу отдыхающих забирал автобус санатория. Так было и в прошлые его поездки. Но в сей раз Юрий Николаевич растерял по дороге мобильный телефон. Я позвонила в регистратуру санатория, уточнила, добрался ли он. Мне произнесли, что он поселился, отдыхает, всё у него замечательно. Позже я позвонила дней через 5, потому что папа сам нам не звонил, что меня встревожило, оставила Лёшин мобильный телефон, попросила, чтоб медсестра ему передала номер отпрыска для оборотной связи. 

«Ну, означает, ему всё у нас весьма нравится, – забавно ответили мне в регистратуре, – раз он для вас даже не звонит». 

Мы бы с супругом туда рванули мигом, – убеждает Марина, – если б нас не уверили, что папа непревзойденно отдыхает. Тем наиболее, что он там уже бывал. 

Юрий Николаевич так и не перезвонил родственникам. Хотя бумажку с телефоном отпрыска ему вправду передали – записку в кармашке старого мужчины нашли посторонние люди, с которыми он двигался в электричке. Благодаря данной для нас бумажке с телефоном Юрий Успенский и сумел доехать до дома. Она его на самом деле выручила. 

– «Здрасти! – услышал Лёша в трубке незнакомый дамский глас. – Ваш папа сам до дома не доедет. Нужна помощь». Это звонила внучка 1-го из отдыхающих, – поведала нам Марина. – Она приехала за своим дедушкой, который произнес, что Юрий Николаевич тоже уезжает. Они жили в санатории по соседству и совместно сдали ключи. По словам этих людей, Юрий Николаевич увязался за ними. Они говорят, что он весьма очень кашлял. На электричке они доехали до Одинцово, а оттуда Лёша оплатил такси, чтоб папу привезли домой. Спасибо большущее для вас, Ксюша Андреевна за неравнодушие к человеку, за доброе отношение к нашему отцу, – благодарит невестка Успенского ту неравнодушную даму. 

«В санаторий он уехал здоровый, как лось, а возвратился… овощ!» 

По словам Марины Успенской, сотрудники санатория даже не сказали родственникам Юрия Николаевича о ухудшении его состояния. 

– К санаторию «Дорохово» у нас претензии, – заявляет невестка покойного. – Мы будем завлекать юристов, чтоб вернуть справедливость. Мы желаем получить санаторно-курортную карту папы. Персонал санатория мы просим ответить на наши вопросцы. У их были наши номера телефонов – и мобильный, и домашний, который написан в папиной карте. Так почему нам никто не позвонил? 

Персонал санатория был должен вызвать «скорую», а позже позвонить нам и сказать, что папу госпитализировали, – считает Марина Успенская. 

Уехал человек здоровый, как лось, а приехал, простите, овощ! Отдохнул в санатории… Доктора «скорой» нам позже поведали, что в крайнее время посреди их пациентов много людей, вернувшихся из санаториев. Это настораживающий факт. 

– Марина, какой посмертный эпикриз Юрия Николаевича? 

– В эпикризе мы читаем диагнозы, с которыми людей в санаторий не пускают.  У нашего дедушки было отличнейшее ЭКГ, невзирая на его мерцательную аритмию. С нехорошим ЭКГ в санаторий не возьмут. Хоть какой взрослый человек соображает, что диагнозы, которые поставили ему опосля погибели, образуются не за один денек. Эти приобретенные заболевания скапливаются у людей годами. 

Предпосылкой погибели названа левожелудочковая дефицитность и ишемическая кардиомиопатия. 

– Почему же вы сидите на карантине из-за коронавируса? Ведь ковида в диагнозах нет. 

– Дело в том, что в поликлинику имени братьев Бахрушиных папу положили в красноватую ковидную зону. Опосля погибели Юрия Николаевича на телефон Алексея пришло сообщение, что мы находились в контакте с нездоровым СОVID-19 и должны находиться на карантине. Поначалу предупредили, чтоб наша восьмилетняя дочь не посещала учебное заведение, а через пару дней сообщения пришли и нам. 

На последующий денек опосля погибели Юрия Николаевича у нас вязли мазки на наличие СOVID-19 – результатов, к слову, пока нет. У дочки анализ возьмут лишь 29 октября. Но передо мной посмертные выписки отца, где коронавирус не указан! 

Он приехал из «Дорохово» с температурой, сетовал, что ему там было холодно. Мы не исключаем переохлаждения, из-за которого он мог захворать пневмонией. 

О том, что у папы поднялась температура, докторы санатория не могли не знать, – гласит невестка. – Юрий Николаевич говорил, что температуру в санатории определяли любой денек. Но вот вопросец, сколько она держалась… Кто сейчас о этом скажет? Потому мы требуем разъяснений докторов санатория по данной для нас ситуации! 

Поначалу, когда Юрий Николаевич начал дурить, разговаривая с непонятными людьми, мы вызвали «скорую». Дело было ночкой, приехала психиатрическая бригада, они дали ему успокоительное. Он проспал до утра. 2-ая бригада неотложки приехала днём: докторы сделали экспресс-тесты на наличие гриппа и COVID-19, оба были отрицательными. Потом врачи произнесли, что на данный момент вызовут третью бригаду «скорой», которая отвезёт нашего хворого на компьютерную томографию легких. Каждой бригаде Лёша озвучивал температуру папы, сами они не определяли температуру, записывали на наши данные. Но это Бог с ними, хотя бы госпитализацию обеспечили. 

Отец таял на очах, сатурация у него была пониженная, – добавляет Марина. – Как произнесла 2-ая бригада «скорой», из-за низкого насыщения крови кислородом у него мучился мозг, наступили галлюцинации. «Какое КТ! – возмутился  доктор из третьей Скорой. – Срочно в стационар, у него в лёгких булькает!» 

19 октября Юрий Успенский оказался в поликлинике. Родственники звонили туда любой денек. 

с Состояние средне-тяжелое, температура 36,6, – обнадёжили Марину и Алексея в справочной поликлиники в 13.00 21 октября. – Мы обрадовались, что температура хотя бы пришла в норму. Помыслили, что лекарства начали колоть. Но уже спустя четыре часа Леше позвонили и сказали: «Ваш отец скончался в 16 часов 15 минут». 

Нам даже не дали проститься с нашим отцом, нас посадили на самоизоляцию, – сокрушается Марина. 

– Выходит, что коронавирус замаскировали под ишемическую болезнь, чтоб не увеличивать статистику ковидных нездоровых, не сеять панику в народе? – недоумевает невестка Успенского. И задает вопросцы, на которые пока не может получить ответы. – Выходит, он мог подцепить эту заразу в санатории, и персонал, увидев у хворого весьма плохие симптомы, выслал его домой дохнуть? Врачи санатория должны были вызвать нездоровому «скорую помощь» и сказать о этом нам, но они этого не сделали. Считаю, что это халатность, по наименьшей мере. И если там и правда «гуляет» коронавирус, почему до сего времени санаторий не закрыли на карантин? Выходит, семья хворого посиживает на карантине, ребёнок не посещает школу, а отдыхающие санатория пусть уезжают из «Дорохово» и – на теоретическом уровне – распространяют болезнь далее? 

Но тут вопросец, – признает Марина. – Коронавирус ли это либо запущенная пневмония, появившаяся из-за переохлаждения? Тест-то у отца был отрицательный… 

Как Эудуард Успенский выручил жизнь брату опосля трагедии 

Корреспондент Sobesednik.ru незадолго до погибели Юрий Николаевича общалась с ним и лично удостоверилась, как замечательно он смотрелся в собственный 81 год. Мужик был крепким и энергичным, его голова – светлой. 

– Представьте, что этот человек перенёс две трепанации черепа в 2005 году, – ведает поразительные факты Марина. – Он попал под машинку. Кар (быстрее всего это была маршрутка) задел ему голову боковым зеркалом. Шофер с места происшествия скрылся, а папа попал в СКЛИФ. Выжил он благодаря Богу, докторам и, естественно, собственному брату. 

Эдуард Николаевич Успенский, как вихрь, носился по СКЛИФу. В лечении Юрия Николаевича использовали самых мощных докторов, которые тянули нашего папу с того света со всей силы – и он выжил! – вспоминает Марина. — А тут… я предполагаю, что халатность людей в белоснежных халатиках привела его к смерти. Самое необычное, что состояние его усугубилось конкретно в санатории, где вокруг, чудилось бы, одни врачи! Он ведь не попросту погулять вышел, а находился под наблюдением медперсонала… Он жил настоящей жизнью здорового мужчины до крайнего, стариком так и не стал… Потому нам ещё больнее. 

– Кто-то  из родственников со стороны Эдуарда Успенского вас поддержал? Ведь братья постоянно были дружны. 

– Нас поддержала Елена, вдова Эдуарда Николаевича. Лена Борисовна – Человечище с большенный буковкы, недаром наш папа от неё не отстранялся. Спасибо всем, кто с нами в эти деньки рядом. Признательны. 

    «Сердечников и онкобольных бросили из-за ковида»: Махсон раскритиковал медицину

Теги:
#Эдуард Успенский

Рубрика:
Культура и ТВ

Источник: sobesednik.ru