Известный хирург-онколог, доктор медицинских наук, профессор Анатолий Махсон в интервью Sobesednik.ru оценил последствия массового перепрофилирования больниц под ковид и поделился своим мнением по поводу состояния российской медицины во время пандемии коронавируса.

На здравоохранение в будущем году планируют выделить 4,1% от ВВП. Это очень мало. А казалось бы, медицина после пандемии должна быть обласкана по максимуму…

– Да что вы! За счет пандемии здравоохранение, на мой взгляд, значительно ухудшили.

Смотрите, мы «эффективно» боремся с коронавирусом, а общая смертность у нас выросла. Почему? Да потому что много людей остались без помощи по другим заболеваниям.

Перепрофилировали под ковид целые больницы и многие узкоспециализированные отделения (кардиологические, гематологические отделения и т.д.), снизилась помощь онкологическим больным… Число больных с острой сердечной патологией в стационарах снизилось наполовину.

А ведь от разных сердечно-сосудистых заболеваний у нас умирает в 10 раз больше людей, чем умерло от коронавируса. И при этом значительная часть этих пациентов осталась практически без помощи. А смертность от ковида в структуре общей смертности в РФ составляет всего около 2%.

И как только закончится пандемия, все это вылезет. Помяните мое слово – наступит 2021-й, и самым ярким показателем эффективности работы системы здравоохранения станет общая смертность в 2020-м по сравнению со смертностью в 2019-м. Заметьте, не летальность, а смертность.

– А есть разница?

– Конечно. Это абсолютно разные вещи. Летальность – это процент умерших от количества заболевших. Предположим, раком легкого заболело 1000 человек, умерло 700. Летальность будет 70%.

А смертность – это сколько за год всего умерло населения.  В России 144 миллиона человек, и в год умирает около 2 миллионов.

На сегодняшний день в РФ умерло за год более 1,638 млн человек. А сколько умерло от коронавируса? Без малого 25 тысяч человек за все время пандемии. Это чуть более 1,5% общей смертности. Но почему-то боремся мы сейчас только с коронавирусом, на это направлены все ресурсы.

– А как обстоят дела со смертностью в тех странах, которые не столь рьяно вводят ограничения? Например, в Швеции?

– Кстати, Швеция подошла к коронавирусу как к обычной воздушно-капельной инфекции. Там не закрывались никакие учреждения, не вводился обязательный масочный и перчаточный режим. Было только ограничено скопление людей в общественных местах до 50 человек. Никакие штрафы не вводились. Перепрофилирование медицинских учреждений и открытие новых больниц не производилось. А если посмотреть заболеваемость и смертность от коронавируса в Швеции на 1 млн жителей, то она далеко не самая худшая (несколько лучше чем в США, Англии, Испании, Аргентине).

    Анатолий Махсон: Лечить рак по ОМС можно. Но очень сложно

А общая смертность сейчас чуть ниже или на уровне 2019 года – по крайней мере, такие данные были представлены в интервью журналиста из Швеции.

Видите ли, общая смертность – это честный показатель. Летальность можно как-то «причесать», поменять причины, а тут – уж какие есть цифры, такие и есть.

– То есть вы считаете, что коронавирус как болезнь сам по себе не слишком большая проблема? Гораздо хуже вот эти жесткие меры, которые мешают медицинским учреждениям нормально работать?

– Конечно. COVID-19 – очередная воздушно-капельная вирусная инфекция. Проблемы в лечении, конечно, есть, но они касаются только больных с тяжелым течением. Как правило, это пожилые люди с сопутствующими заболеваниями, а это 3-5% заболевших, а может быть, и меньше.

Вот закончится пандемия, и можно будет сделать анализ: как изменилась смертность в разных странах (в 2020-м в сравнении с 2019-м) – в Швеции, Германии, Италии, Испании. Это будет очень информативно. По этому показателю можно будет оценить эффективность мер, принятых различными странами.

Смертность сильно не должна измениться хотя бы потому, что от пневмоний и до коронавируса умирало в 3 раза больше людей, чем сейчас от COVID-19. Причина смертности от инфекции нижних дыхательных путей в мире находится на третьем месте (информация с сайта-счетчика населения стран земли в реальном режиме времени). На сегодня в 2020 году в мире умерло от инфекций нижних дыхательных путей более 2,77 млн. человек. В это число входят и постгриппозные пневмонии.

Больные умирали и до коронавируса. И никто не организовывал такого психологического давления на людей, не запирал их в тесных квартирах, не запрещал им находиться в парках и скверах. Не устраивал «цифровых погромов» с многомиллионными штрафами.

А вот если окажется, что смертность в России за 2020-й выросла (а я думаю, что она значительно выросла), это будет очень сложно объяснить. Почему так произошло, если мы так эффективно боролись с коронавирусом? Возможно, потому, что остальную медицину до такой степени «оптимизировали» и пожертвовали ею в этой борьбе?

    Как перестать бояться заболеть коронавирусом: советы психолога

Тема:
"Уханьский" коронавирус

Рубрика:
Здоровье

Источник: sobesednik.ru